Выберите букву:

Религиоведение. Канноническое право: сущность и историческая роль - скачать бесплатно - Реферат

- Вы можете скачать эту работу совершенно бесплатно
 
Предмет: религиоведение.
 
Канноническое право: сущность и историческая роль
 
 
СОДЕРЖАНИЕ
 
ВВЕДЕНИЕ……………………….……………………………………………….2
ГЛАВА 1. ФОРМИРОВАНИЕ КАНОНИЧЕСКОГО ПРАВА.…...……….…...4
1.1. История возникновения канонического права………………………….….4
1.2. Канонический процесс……………………………………………………….9
ГЛАВА 2. СОДЕРЖАНИЕ КАНОНИЧЕСКОГО ПРАВА……………………15
2.1. Основные постулаты канонического права…………………………….…15
ГЛАВА 3. РОЛЬ КАНОНИЧЕСКОГО ПРАВА……………………………….18
3.1. Историческая роль канонического права………………………………….18
3.2. Изучение канонического права…………………………………………….20
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………….…....23             
 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………….….………………………...........28
 
 
 
ВВЕДЕНИЕ.
 
В изучении канонического права и его непосредственной роли в праве светском необходим системный анализ взаимной рецепции норм. Рецепирование норм канонического права в материальные и процессуальные источники права России четко прослеживается в период формирования первоисточников и памятников русского права.
На начальном этапе формирования и развития права Древней Руси явно отмечается уголовно-правовой способ разрешения, который впоследствии трансформировался в нормы административного, гражданского, а затем и арбитражного производства.
Выработка общесоциальной концепции христианской церкви привела к тому, что первоисточники теологического учения, а также канонического права стали активно внедряться в светские источники материального и процессуального права.
С учетом естественного исторического развития каноническое право получает новое рождение в реципированных источниках права Византии, сборниках императорского права по делам церкви и веры.
Многообразие канонов по гражданским (корпоративным) правоотношениям неминуемо привело к формированию такого института, как церковное право, в понимании взаимно реципированных источников по регулированию внутренних отношений церкви.
На современном этапе развития реципированного церковного права следует обратить внимание на имущественное положение церкви как юридического лица. Церковь и ее учреждения осуществляют полный перечень прав, предоставленных юридическому лицу, в том числе представлять свои интересы в судах федеральной судебной системы Российской Федерации.
Цель настоящей работы - изучить сущность и историческую роль канонического права.
Задачи исследования:
-охарактеризовать основные постулаты канонического права;
-показать историю развития канонического права;
- исследовать значение канонического права.
ГЛАВА 1. ФОРМИРОВАНИЕ КАНОНИЧЕСКОГО ПРАВА.
1.1. История возникновения канонического права
 
Как самостоятельная специфическая разновидность и подвид конфессионального права, распространяющего свое действие на верующих, каноническое право  имеет обособленный характер. Это определяется высокой степенью ее разработанности как системы норм права. Их функционирование непосредственно связано со специальными органами церковной юрисдикции, в том числе и церковным судом.
В основе формирования канонического права лежат многочисленные источники (как древние, так и современные). А.В. Поляков[1] отмечает специфику проявления канонического права в том, что среди методов правового регулирования в определенном сочетании им используются акривия и икономия. Такой подход вытекает из самого духа евангельского Благовестия.
"Акривия представляет собой способ решения вопросов с позиции строгой определенности, не терпящей отступления от основных начал христианского учения, и применяется в тех случаях, когда речь идет об основополагающих догматических началах церковной жизни, о самой сущности и целях существования Церкви и христианства".
Икономия означает метод правового регулирования, допускающий "снисхождение к человеческим немощам и слабостям в церковно-практических и пастырских вопросах, не носящих догматического характера".
Первоначально каноническое право возникло как право христианской церкви. В свою очередь, христианство возникло как религия бедных и рабов. Вначале оно было гонимо и жестоко преследовалось со стороны властей римского государства. В этот период христианские общины связывались между собой приходящими проповедниками, называвшимися пророками. При императоре Антонине Пие зарождающейся религии были сделаны некоторые послабления. Только в начале IV века император Константин официально признал христианство, которое, несмотря ни на какие препятствия, быстро завоевывает популярность. Постепенно создается строго иерархическая организационная система христианской религии.
Роль и место пророков стали занимать епископы (хранители, наблюдатели), пресвитеры (старейшины) и дьяконы (служители). Епископы возглавляли округ, состоящий из нескольких общин. Им принадлежала не только религиозная, но и судебная власть. Они обладали правом "истолковывать" вопросы Писания и церковных обрядов. Возникают синоды (собрания епископов). Формируется клир - организация наделенных особыми религиозными и священными правами служителей церкви.
В V веке возникли более крупные объединения - патриархии и митрополии. В это же время римские эпископы получили особый статус наместника самого Бога, обладающего и светской, и церковной властью, - статус папы. Руководство делами церкви в других государствах доверялось особым папским посланцам - нунциям. Стала создаваться христианская литература, основу которой составили четыре Евангелия. Законами римских императоров Аркадия и Гонория за христианскими епископами стала признаваться роль арбитров не только в церковных делах, но и в тех, где затрагивались нематериальные, моральные стороны межчеловеческих отношений. Таким образом, церковь делали реальной участницей процесса государственного управления.
Получив официальное признание, христианская церковь не смогла удержаться от искуса и переняла далеко не самые лучшие методы действий своих врагов. Первый вселенский собор, состоявшийся в 325 году в Нике, объявил христианскую церковь "вселенской" и "ортодоксальной" (непогрешимой), осудил инакомыслие, провозгласил принцип нетерпимости. Впоследствии будут запрещены олимпийские игры и сожжена знаменитая александрийская библиотека. Будет и жестокий период инквизиции.
В IX веке началось догматическое и административное обособление восточной (греческой) церкви. Этот процесс завершился к середине XI века. В основе раскола лежат несколько причин, в том числе и их нежелание признавать верховенство римских пап.
В эпоху средневековья церковь представляла уже практически независимую, автономно управляющуюся не только духовную, но и политическую организацию. В своей деятельности она руководствовалась выработанными на основе библейских преданий и христианских традиций правилами. В силу значимости христианские правила постепенно приобрели черты канонического права и стали распространять свое действие не только на священнослужителей и работников церкви, но и на всех верующих.
С утверждением феодальных отношений в Европе церковь, монастыри и епископы приобрели полномочия сеньориального суда в отношении вассалов, подвластного населения и зависимых сословий. Процедура канонического судопроизводства имела более сложную систему, нежели обычные феодальные суды. Безусловное предпочтение отдавалось соблюдению чисто письменной процедуры (подача жалобы, возражения ответчика, показания свидетелей, решение суда). Считалось, что "того, чего нет в документах, не существует вообще". Суд должен был не устанавливать правоту одной стороны и осуждать другую, а выяснять истину, даже если это идет в ущерб интересов обратившегося.
Основателем ставшей официальным учением католической западной церкви доктрины исключительной "единоспасающей роли церкви" был крупнейший политический и духовный мыслитель святой Августин (IV в.). Согласно этой доктрине только церковь обладала посредническими полномочиями по пути человека от земной жизни к небесному житию, помогая ему преодолевать греховные дела и помыслы. Для выполнения этой великой миссии церковь изначально наделялась не только правами духовного воздействия, но и правом принуждения и обязывания.
Современное каноническое право отличается универсальным и экстерриториальным характером, оно действует там, где проживают его сторонники - католики. Для него характерна широта регулируемых отношений, включающих вопросы духовной и светской жизни. Его корни уходят в античность, в греческую философию и в римскую правовую культуру. Первоначальные источники складывающегося канонического права были одинаковыми для западных и восточных (греческой) церквей, а именно: Священное писание, включающее Ветхий и Новый заветы; труды выдающихся мыслителей церкви (отцов церкви) - Василия Великого, Григория Богослова, святого Августина; постановления церковных соборов; римское право. Началом признания канонического права имеющим юридический характер считаются Апостольские конституции - сборник правил, составленных в IV веке первыми апостолами. Он включал в себя сначала 50, а затем 85 правил. После разделения церквей действие сборника стало распространяться только на западную церковь. В этот и последующие периоды среди источников канонического права стали появляться декреталии - издаваемые папами постановления.
В период "папской революции" (XI - XII века), послужившей началом изменения характера взаимоотношений между церковью и государством, начинает формироваться новое каноническое право как самостоятельная часть правовой системы западноевропейского общества. Более четким становится его юридическое содержание. Основными источниками становятся папские конституции (буллы, бреве, энциклики, рескрипты...). В этот же период времени каноническое право начинает изучаться в университетах. Предпринимается попытка его кодификации (монах Грациан). На этой основе возникает собственная церковная школа систематизаторов права - канонистов.
С 1583 года все дополнения вместе с Декретом Грациана получили официальное название - единый Свод церковного канонического права (по аналогии с Кодификацией Юстиниана). Он стал единственным источником норм канонического права, разрешенным к применению в церковных делах и церковной юстиции. Его значение приравнивалось к основополагающим богословским церковным доктринам. Начиная с 1918 года сборники канонических законов стали выходить под названием "Кодекс канонического права".
Крупнейшим идеологом католицизма является доминиканский монах Фома Аквинский (1225 - 1274 гг.), который одним из первых среди средневековых философов Западной Европы стал широко использовать труды Аристотеля. Взяв у него деление законов на естественные и положительные (писаные), Фома Аквинский дополнил их делением на законы человеческие (определяют порядок в общественной жизни) и божественные (предназначены указывать пути достижения "небесного блаженства"). Из сочетания классификаций законов, предложенных Аристотелем, и своего варианта он сформулировал следующие их виды.
1. Вечный (божественный естественный) представляет собой "сам божественный разум, управляющий миром", который лежит в основе всего мирового порядка, природы и общества.
2. Естественный (человеческий естественный) понимается как отражение вечного закона человеческим разумом и выражается в определении законов общественной жизни, а также стремлении к сохранению и продолжению рода.
3. Человеческий (человеческий положительный) - феодальное право, рассматриваемое им как выражение требований естественного закона, подкрепленное возможностью принуждения и наличием штрафных санкций. Необходимость такого закона объяснялась тем, что люди вследствие грехопадения имеют извращенную волю, свобода которой сводится к возможности творить зло. Поэтому для обеспечения незыблемости требований естественного закона необходимо принуждение людей к добродетели путем применения силы и страха возможного наказания.
4. Божественный (божественный положительный) - это положения, изложенные в Библии.
Говоря о справедливости принимаемого закона, Фома Аквинский отмечал: "...чтобы воля, выраженная в поведении, могла иметь свойства права, она должна быть в согласии с разумом... Поскольку закон главным образом повелевается для общего блага, любые другие предписания, индивидуально произведенные, не могут обладать правовой природой". Под правовой природой он понимал то, что составляет существо человеческих действий, "потому что оно есть их правило и мера".
Специалисты отмечают, что даже римское право в Средние века не имело такого влияния на общественные отношения в европейских государствах, которое имело каноническое право. Брачно-семейные отношения каноническое право долгие столетия рассматривало как свою вотчину. Брачный возраст для мужчин определялся 16 лет, а для женщин - 14 лет. Бракосочетание могло быть только добровольным (по взаимному согласию), в том числе и тайным, но при свидетелях. Внебрачные сексуальные отношения сурово карались.
В сфере влияния канонического права находились и вопросы наследования. Чтобы завещание имело юридическую силу, необходимо было, чтобы оно было составлено в присутствии приходского священника, нотариуса или двух свидетелей. Канонисты создали новый институт исполнителя завещания - душеприказчик. Он брал на себя владение всей собственностью, подлежащей в дальнейшем перераспределению, т.е. осуществлял права завещателя и выполнял его обязательства.
1.2. Канонический процесс
 
В области уголовного права (XII - XIII века) ересь (инакомыслие - другая позиция, нарушающая точку зрения церкви), считавшаяся ранее духовным проступком, стала рассматриваться как правонарушение, приравниваемое к измене. Для ее выявления стала применяться инквизиционная процедура и применяться смертная казнь. Собственность осужденных подлежала конфискации.
Для искоренения в обществе ереси предусматривалось создание системы инквизиционного трибунала, в состав которого входили:
1) инквизиторы - члены доминиканского или францисканского монашеских орденов не моложе 40 лет. Они играли главную роль в ходе производства следствия и судебного процесса. Наделялись неограниченными правами и подчинялись только римскому папе, который являлся главой инквизиции;
2) эксперты - юристы выступали в роли квалификаторов. Они формулировали обвинение и сам приговор, а также определяли степень вины подсудимого без права его ознакомления с делом;
3) прокурор представлял на уголовном процессе обвинение;
4) обслуживающий персонал - нотариусы и понятые (скрепляли своей подписью показания обвиняемых и свидетелей), врач (следил за тем, чтобы обвиняемый не скончался под пыткой преждевременно), палач (приводил приговор в исполнение).
Основной задачей в уголовном процессе, основывающемся на нормах канонического права, было не то, чтобы потерпевший добился справедливости, а то чтобы виновный подвергся государственному наказанию.
Канонический процесс предусматривал и другие меры уголовного наказания, такие, например, как:
1) интердикт - в отношении церковной общины (запрет на богослужение, лишение священника права на осуществление таинств или похорон в наказанном приходе) или отдельного человека (лишение права носить оружие, отлучение от церкви);
2) епитимия - церковные наказания, обладавшие широким спектром в виде обязывания совершить поклоны, посты, длительные молитвы, бичевание;
3) тюремное заключение;
4) ссылка на галеры гребцами.
Влияние канонического права на характер развития долговых и торговых правоотношений выражалось в том, что церковь идеологическими средствами пыталась воздействовать на содержание торговой жизни с целью достижения справедливых договоренностей между сторонами.
В последующем многие юридические конструкции, применяемые в каноническом праве, оказали большое влияние на разработку правовых институтов национальных правовых систем (например, понятие вины в уголовном процессе).
В России активное развитие церковного права как науки и особой правовой системы началось с конца XVIII века. Вопрос о необходимости преподавания церковного права был поднят митрополитом Платоном в его "Инструкции", написанной в 1776 г. для Московской славяно-греко-латинской духовной академии, в последующем преобразованной в Московскую духовную семинарию. При Александре I церковное право вошло в курс богословских наук и стало преподаваться в духовных академиях, а с 1835 г. было введено в университетах.
Церковные каноны оказывали серьезное влияние на развитие системы права Российской империи. В первой главе Соборного уложения (1649 г.), называвшейся "О богохульниках и церковных мятежниках", были помещены различные виды религиозных преступлений. При составлении Свода законов Российской империи один из разделов назывался "О преступлениях против веры". В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) религиозные преступления также были объединены в отдельный раздел, который назывался "О преступлениях против веры и о нарушении ограждающих веру оную постановлений". Исследуя природу религиозных преступлений, профессор Н.С. Таганцев пришел к выводу о том, что сущностью таких преступлений является воззрение еврейского законодательства, отождествлявшего понятия "преступление" и "грех".
Заметное влияние церковное право оказало и на систему наказаний. Это выразилось в следующем. Церковное право способствовало постепенной трансформации цели наказания от устрашения к перевоспитанию преступника. Церковные наказания (отлучение, церковное покаяние, лишение церковного погребения и др.) активно использовались государством. Например, церковное покаяние являлось дополнительным наказанием в случае наказания виновных к лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в Сибирь, а также ко всем исправительным наказаниям, за исключением заключения в крепости.
Революционные события, произошедшие в России в 1905 году, повлекли за собой реформирование государственного строя. Практически неограниченная самодержавная власть трансформировалась в конституционную монархию. С учреждением Государственной Думы политические партии различного толка стали активно лоббировать интересы тех или иных слоев населения, в том числе и интересы религии.
Министерству внутренних дел, обладавшему среди других министерств наиболее широкими полномочиями, было поручено разработать законопроекты, определяющие начала веротерпимости и свободы совести. Органы государственной власти склонялись к тому, чтобы законодательно закрепить ведущую роль Православной церкви. Авторы вероисповедальческих реформ предпринимали неоднократные попытки повлиять на судьбу разрабатываемых законопроектов. В конечном счете правовая неопределенность религиозных вопросов так и не была устранена.
Под веротерпимостью понималось терпимое отношение государства и Русской православной церкви ко всем существовавшим в стране конфессиям. Под свободой совести понимались: свобода выхода из вероисповедания и избрание такового; свобода проповеди с целью обращения; свобода осуществления исповедания; отсутствие ограничений по религиозным мотивам.
С отделением церкви от государства (1917 г.) в России потеряли свою юридическую силу и церковные преступления. Однако ранее применявшиеся принципы (наличие вины, возможность раскаяния преступника, определение цели наказания и др.) стали исходной позицией для дальнейшего развития советского уголовного права.
Особенностью современного канонического права является то, что оно действует в светских государствах (в основном это страны Западной Европы) и не имеет юридических последствий. Однако нельзя отрицать того очевидного факта, что при принятии юридически значимого решения граждане и должностные лица принимают во внимание его нормы и соотносят с ним свои возможные действия. Вобрав в себя тысячелетние культуру, язык, положения норм римского права и опыт предшественников, каноническое право в полной мере соответствует следующей формуле: "церковь живет по римским законам".
Общепризнанным лидером западноевропейской католической религии по давно установившейся традиции является папа римский. Это выражается не только в высочайшем моральном авторитете, но и в перечне его званий и должностей, регулярно публикуемых в ежегодниках Римско-католической церкви Annuario pontificio.
В 2006 году у Папы Римского Бенедикта XVI их было семь: епископ Рима; викарий Иисуса Христа; Преемник князя Апостолов; Верховный понтифик Вселенской церкви; примас Италии; архиепископ и митрополит Римской провинции; суверен города-государства Ватикан и раб рабов божьих. С 1466 и по 2005 год римских понтификов также называли патриархами Запада, т.е. очередными наследниками святого Петра. В 2006 году от этой традиции решили отказаться.
На должность папы римского назначаются пожизненно и в весьма преклонном возрасте. Об этом свидетельствует следующая таблица десяти наиболее возрастных избранников[2]. Самым молодым главой римско-католической церкви был Григорий V (Бруно, герцог Каринтии). Он был избран в возрасте 26 лет и скончался в 29 лет. Прецедент с добровольным уходом в отставку с поста главы римско-католической церкви создал Святой Целестин V. В занимаемой должности он находился чуть более полугода.
До II Ватиканского собора (1962 - 1965 годы) каких-либо отношений между Римско-католической и Русской православной церквями практически не существовало[3]. Впервые желание посетить Россию по приглашению сначала Президента СССР М.С. Горбачева, а затем и Президента России В.В. Путина изъявлял папа Иоанн Павел II. Однако первый в истории визит ныне покойного понтифика в Россию не состоялся, так как приглашения от предстоятеля Русской православной церкви (РПЦ) не последовало. РПЦ обвиняет Ватикан в прозелитизме (переманивание верующих из одной конфессии в другую) на канонической территории РПЦ. В 2004 году для разрешения имеющихся разногласий в Москве встречались представители этих конфессий, однако многовековой спор до конца не закончен.
ГЛАВА 2. СОДЕРЖАНИЕ КАНОНИЧЕСКОГО ПРАВА.
2.1. Основные постулаты канонического права
        Каноническое право характеризуется всеми основными особенностями, которые выделяет юридическая наука при характеристике романо-германской правовой семьи:
-закон, или канон, как основной источник и высшая ступень в иерархии всех остальных источников права[4];
-«всеобщие и вечные принципы разума и справедливости» как основа концепции и содержания права»[5];
-собирательность понятия канона, охватывающего все письменные юридические акты, являющиеся источником права;
-подлинный "Codex juris canonici" с логически обоснованным распределением материала».
        В качестве таковых для канонического права выступают заповеди Писания.
-активная позиция иных, помимо закона, источников права – доктрин, судебной практики, мнений авторитетных юристов и т.д.;
-возможность принятия канона не только высшим законодательным органом всецерковного масштаба (Вселенским или Поместным собором), но и иными органами, обладающими законотворческими возможностями делегированного ограниченного характера, или даже отдельными лицами (например, Учителями Церкви);
-наличие иерархии нормативных правовых актов;
-снижение роли обычая с появлением письменной фиксации норм канонического права и действие их «в дополнение к закону» (consuetudo secundum legem) в сфере правоприменения и «кроме зак она» (consuetudo praeter legem) в тех сферах, когда они, наряду с канонами, могут являться источником права, если не противоречат закону;
- прецедент как вторичный источник права.
Не действует для православного канонического права разве что принцип судебного контроля за конституционностью издания и применения канонов – в силу отсутствия в нем самого понятия конституции.
        По характеру предписаний, нормы канонического права, как правило, чаще императивны, чем диспозитивны, при этом конечный трансцендентальный характер происхождения этих норм служит, с точки зрения Православия, препятствием для любых практических шагов в сторону какого бы то ни было «развития права» после окончания эпохи Вселенских соборов – по крайней мере, в той его части, которая является общей для всего
христианства.
          Причем, как неоднократно отмечали исследователи, мнения авторитетных юристов (Иоанна Зонары, Аристина, Феодора Вальсамона) настолько слились с содержанием канонов, которые они комментировали, что стали практически самостоятельным источником канонического права, на который возможны ссылки в процессе правоприменения[6].
 Метод канонического права – исключительно богословско-доктринальный. Цель канонических норм – прежде всего, установить правильные вероисповедные и вероучительные основы функционирования церковного организма. Именно поэтому поводы к созыву Вселенских соборов, давших письменное изложение канонического права, и существо их работы сводилось главным образом к установлению истин христианского учения. И
соборные акты, и правила, дошедшие до нас, начинаются с главного для Церкви: с «Символа веры», с отшлифованного до уровня доктрины вероисповедного манифеста. Этот метод впоследствии заимствуется и светским законодателем, и даже светскими бытовыми предписаниями, вплоть до русского «Домостроя».
        Только в связи с учительными моментами возникают нормы канонического права, предметкоторых – установление норм церковного общежития во всех его аспектах(литургических, организационных, церковно-практических, экономических, социальных) и внешних связях(включая отношения с государством), – ввиду необходимости приведения в соответствие быта, морали, нравственности с тем учением, которое составляет содержание Таинственной жизни Церкви, поскольку известно: «кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке, и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое» (Мф. 7-26-27), в то время как Церковь создана49 «на
камне» – так, что даже «врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18). Этим камнем является иерархическая структура (коль скоро Христос назвал камнем апостола Петра – основателя церковной иерархии) и канонические установления.
        Таким образом, каноническое право как совокупность норм правового регулирования жизни Церкви практически во всех ее аспектахявляется функцией, производным догматического богословия.
         М.Ю.Варьяс определил предмет канонического права как «корпоративные отношения, имеющие по природе правовой характер, существующие в Церкви, охватывающие сферу ее устройства, управления и внешних сношений»[7].
        В славянском переводе – точнее: «созижду», употребляется тот же глагол, что и для обозначения процесса строительства.
        Поэтому термины «каноническое» и «церковное право» синонимичны.
ГЛАВА 3. РОЛЬ КАНОНИЧЕСКОГО ПРАВА
3.1. Историческая роль канонического права
        Историческая роль канонического правабыла велика особенно в тех странах, где господствующая религия возводилась в ранг государственной. Творцами канонического права были служители религиозных культур. Римско-католическая церковь, например, наделяла полномочиями творить право «на земле» римского папу. Большую роль в процессе создания и применения канонического права играли также высшие церковные сановники — кардиналы, церковные соборы, формируемыми папами, как правило, из высших представителей духовенства для решения наиболее важных и зачастую спорных религиозных вопросов, и церковные трибуналы. Основными источниками канонического права были постановления церковных соборов, касавшиеся как самой веры, так и обычных религиозных дел, Ветхий и Новый Заветы, отдельные институты римского права, религиозные догмы и учения (учения двенадцати апостолов и др.). Широко используя каноническое право, церковь стремилась решать не только «небесные», но и мирские дела. Наиболее распространенными рычагами ее воздействия были индульгенции — отпущение мирских грехов, интердикты — запреты на проведение богослужений в непокорных областях, а иногда и государствах, отлучения от церкви, ставившие преступивших религиозные каноны лиц вне церковного лона и обрекавшие их души «на вечные мучения», и др.
        В период своего зарождения каноническое право  развивалось и соблюдалось более вопреки, чем благодаря государству, и основой их эффективности служили «принудительные силы» вероисповедных принципов.
        В период своего интенсивного развития (время Вселенских соборов) оно сосуществовало с государственной властью и государственным правом, но государство не было гарантом канонической правоприменительной практики. Более того, в ряде случаев каноническое право оказывало стимулирующее влияние на развитие национального гражданского права (пример Руси, получившей церковные каноны в готовом виде из Византии).    Кроме того, этот период – период существования христианства как государственной религии – никак не допускает определения Церкви как корпорации: она охватывала всё общество, нехристиане (иудеи, например) были ограничены и в правоспособности, и в дееспособности. Кроме того, нужно иметь в виду а-хронологичный способ церковного мировосприятия и, соответственно, правосознания – он исходит из самого определения Церкви как сообщества живых и умерших, начало которому положено еще в раю, а конец придет со скончанием мира[8].                                                                       В этой связи события и субъекты, независимо от времени, подлежат
восприятию и оценке не с позиций морали и права сегодняшнего дня, а с позиций канонических норм, единых для всех на все времена – по крайней мере, с начала Божественного Откровения людям. В этом смысле все члены Церкви – современники в статичном историческом процессе[9].
        В этом конкретном смысле история – даже осмысляемая как история спасения – представляется как одномоментное раскрытие людям (и – людьми) явленной им Истины. Для целей спасения не важно, когда именно открыта эта Истина; важно, что она воспринимается сегодня во всем объеме, который был открыт через сонмы людей от начала и до сегодняшнего дня, и тот, кто воспринимает и выполняет эту истину в полном объеме –
однокачествен древним праведникам, вне зависимости от протяженности лежащего между ними временного промежутка. Этот смысл поддерживается литургической символикой, ежедневно и одномоментно погружающей участников богослужения в разные этапы истории спасения.
3.2. Изучение канонического права
 
        На Руси церковное право в древности изучалось исключительно с практической целью. Первые опыты его научного изучения восходят к рубежу XVIII-XIX веков. Лишь в конце XVIII столетия введено было преподавание церковного права в Московской духовной академии. В инструкции, составленной митрополитом Платоном, рекомендовалось читать и толковать «Кормчую книгу», сопоставляя славянский перевод с подлинным текстом канонов. В 1798 году Святейший Синод повелел преподавать «Кормчую» во всех духовных академиях.
        После реформы духовной школы 1808 года в академиях введено было преподавание курса канонического права. На преподавателей возлагалась обязанность не только систематизировать канонический материал, но и научно обрабатывать его.
        С 1835 года каноническое право стало читаться и на юридических факультетах университетов.
        Митрополит Филарет (Дроздов) не оставил сочинений, специально посвященных каноническому праву, но его отзывы и суждения по разным вопросам церковной и государственной жизни имеют неоценимое значение для всякого канониста.
        Заметным толчком к развитию канонической науки в России послужило издание в 1839 году полного свода канонов - «Книги правил».
        Автором первого русского учебника по нашей дисциплине «Записки по церковному Законоведению» (1848 г.) является протоиерей Иоанн Скворцов.
Первая серьезная попытка не компилятивного, а научного изложения системы церковного права принадлежит знаменитому канонисту и богослову епископу Иоанну (Соколову). Его труд, вышедший в 1851 году, озаглавлен «Опыт курса церковного законоведения». Епископ Далматинский Никодим (Милаш) называет его «отцом новой науки православного церковного права». Курс епископа Иоанна отличается ясностью изложения, глубиной интерпретации древних канонов, проницательным историзмом в оценке источников. По словам протоиерея Г. Флоровского, в его «Опыте» «в
первый раз по-русски были предложены древние и основополагающие каноны церковные с обстоятельным и интересным комментарием». Епископу Иоанну принадлежит ряд статей по отдельным каноническим вопросам, в том числе трактат «О монашестве епископов». В нем он подчеркивает необходимость для епископа не только формального монашества, но и внутреннего аскетического отречения от мира.
        В 1874-1875 годах вышел курс профессора Московского университета
Н.К. Соколова «Из лекций по церковному праву». Эти лекции, по характеристике А.С. Павлова, «отличались замечательной ясностью изложения и достаточно твердою юридической постановкою предмета».
Самый полный из учебников церковного права («Краткий курс церковного права») принадлежит профессору Казанской академии и университета И.С. Бердникову. Он вышел в 1888 году. По оценке А.С. Павлова, учебник И.С. Бердникова «не совсем удачен по своей системе и отличается более богословским, чем юридическим характером».
        Широкой известностью пользуется «Курс церковного права» профессора Ярославского юридического лицея Н.С. Суворова, впервые изданный в 1888-1890 годах, впоследствии переработанный в «Учебник церковного права», многократно переиздававшийся. Н.С. Суворов - квалифицированный юрист, превосходно знавший источники
канонического права и историю церковных институтов, как восточных, так и западных.    Вместе с тем его работа страдает существенными теоретическими и методическими изъянами. Убежденный апологет синодальной системы, Н.С. Суворов строит свой курс не столько на канонах, сколько на законах и распоряжениях Российского правительства по Ведомству Православного Исповедания. Такой подход связан с его убеждением в том, что суверенным главой Церкви является монарх. Цезарепапизм, который инославные полемисты неосновательно приписывают Православию, Н.С. Суворов считает нормой взаимоотношений между государственной властью и
Церковью.
         Наиболее удачным русским руководством по канонике является «Курс церковного права» А.С. Павлова, посмертно изданный по студенческим записям его лекций в Московском университете в 1902 году. Он написан хорошим, живым языком, не особенно свойственным юридической литературе, и отличается продуманной системой изложения, а главное, строго православной позицией автора, которая сочетается с основательной юридической компетенцией.
        Это не значит, конечно, что «Курс» А.С. Павлова лишен недостатков. Вызывает возражение следующее обстоятельство: Вселенский Собор он рассматривает лишь как один из органов взаимоотношений между Поместными Церквами. В этом проявилась тенденция, характерная для каноники нового времени, в центре внимания которой стоит не Вселенская, а Поместная Церковь. «Курс» А.С. Павлова имеет и другой недостаток, характерный почти для всех русских руководств по церковному праву, -
древние каноны в них не составляют главного предмета изложения, отодвинутые на второй план позднейшим законодательством[10].
В конце XIX столетия вышли «Краткий курс лекций по церковному праву» священника А. Альбова (1882), «Очерк православного церковного права» профессора М.А. Остроумова (1893).
        Из отдельных отраслей церковного права в русской науке особенно много удачных исследований относится к источниковедению. Первый серьезный труд в этой области принадлежит митрополиту Евгению (Болховитинову), который составил «Историческое обозрение российского законоположения» (1825).
        В 1839 году посмертно вышло второе издание исследования петербургского юриста Г.А. Розенкампфа «О "Кормчей книге"».
 
        ЗАКЛЮЧЕНИЕ
 
        Каноническое право своими корнями связано с романо-германской правовой семьей (учитывая такие ее базовые характеристики, как ярко выраженные доктринальность и концептуальность; связь с римским правом – хотя и не столь тесную,  как у гражданского законодательства романо-германской семьи, становление и развитие которого происходило непосредственно на основе римского права; особую значимость обобщенной нормы права в системе источников права.       
   Однако ряд факторов (например, отсутствие в каноническом праве ярко выраженного деления на публичное и частное право, характерного для романо-германской семьи; отсутствие реальной кодификации, – а это еще одна важная отличительная особенность романо-германского права, – при наличии некоторых формальных признаков ее могут служить основанием для выделения канонического права из общих границ романо-германский правовой семьи в группу так называемого религиозного права (наряду с мусульманским, иудейским и индусским).
        Необходимо отметить ряд особенностей, общих для развития церковного организма в современную эпоху[11].
        Тенденции к секуляризации и индивидуализации всех сфер общественной жизни, характеризующие эпоху капитализма с ее изменением телеологии общественного охарактеризовались  новой системой управления страной» – в том плане, прежде всего, что каноническая кодификация не преследовала целей государственного строительства, ее основной вопрос – civitas Dei, «град Божий», а не «град земной», почему и идеология ее ориентирована не на ответ на потребности социально-исторической динамики, а на преобразование самого общества в соответствии с принципами «Божьего града».
        Каноническое право не отвечает на жизненные реалии и не имеет цели создать новую правовую реальность. Именно поэтому канонические сборники – не попытка «завершить многовековую эволюцию правовой науки, четко изложив, в отличие от хаоса компиляций Юстиниана, право, соответствующее интересам общества»,  а объединение под одним переплетом сформулированных соборными отцами – на основании их восприятии Божественного Откровения – догматов вероучения и правил поведения христиан, которые должны регулировать все аспекты их поведения в земной жизни таким образом, чтобы они оказались достойными «града Божьего» в жизни вечной.
        В то же время необходимо подчеркнуть, что отсутствие кодификации в научном смысле термина не делает каноническое право частью семьи общего права – прежде всего, потому, что прецедент в канонических правоотношениях не является основой правосознания (хотя роль прецедента в формировании некоторых канонов полностью отрицать нельзя), а
роль процессуального права (в сравнении с материальным) в нем не столь значительна, как в англосаксонской семье. Нет в нем и независимой судебной власти – поскольку принципа разделения властей для канонической системы правоотношений практически не существует.
        В России вплоть до Октябрьской революции 1917 г. (несмотря c2lна то, что корни секуляризма в ней восходят еще к эпохе петровских преобразований, которые не смогли разрушить феодальных основ тогдашнего российского общества, но наложили существенный отпечаток – в том числе и путем своеобразного «вогосударствления» Церкви – и
на церковное самосознание, и на взгляды государственных деятелей на Церковь, и на фактическое положение Церкви в государственной структуре), наблюдалась своеобразная ситуация, когда, «при раз принятом союзе церкви и государства у каждой стороны всегда "есть дело до другой"»– несмотря на то, что капиталистический путь развития в стране оказался императивной доминантой уже с середины XIX в.
        Государственное законодательство Российской империи XVIII –
начала ХХ вв., в условиях «симфонии» государства и Православной Российской Церкви, развивалось в тесном взаимодействии с каноническим правом, оставляя за последним регулирующие функции не только во внутрицерковных вопросах (в том числе – и в вопросах имущественного права), но и в некоторых областях, которые в правовых системах современных Империи государств подлежали прогрессирующей секуляризации (брачно-семейные отношения). Таким образом весьма последовательно проводился принцип отделения государства от Церквив решении проблем, не связанных ни прямо, ни косвенно с
государственным регулированием, сочетавшийся с определенной степенью интеграции обеих правовых систем.
        Современное же российское правосознание и правотворчество и каноническое право существуют в разных плоскостях, образуя своеобразную дезинтегрированную дуалистическую систему.
        В Новое время государство, занятое исключительно собственными проблемами, главной из которых был генезис демократического правового государства, не имело ни времени, ни желания, ни оснований включаться в процессы, происходившие на каноническом поле, а с началом Новейшего периода истории прогрессирующая секуляризация вообще отвела каноническим нормам место на самых задворках государственного правосоз-
нания. Еще в меньшей степени «гарантом исполнения» канонических норм могло быть советское государство.
        Но каноническое право от того, что государство не было гарантом его применения, не только не прекратило своего существования, но продолжало неукоснительно исполняться.                                                                         Нормы церковного права остаются автономными от государства и вытекают не из природы государства, а из природы самой Церкви.
Временный характер включения Церкви в публично-правовые отношения не позволяет считать его каким-либо конституирующим признаком, который мог бы обусловить правомерность включения канонического права в систему корпоративного права – ни в качестве совокупности юридических норм, регулирующих правовой статус, порядок создания и деятельности хозяйственных обществ и товариществ, являющуюся составной частью гражданского права; ни как системы правил, установленных собственником или администрацией предприятия (коммерческой организации) и регулирующих различные внутрифирменные отношения(mutatis mutandis).
        Ни в каком случае даже конституционный принцип равенства граждан перед законом и судом и гарантии государством равенства прав и свобод человека и гражданина (Конституция РФ, ст. 19, пп. 1-2) не может изменить иерархического принципа устройства церкви и вытекающего из него принципиального неравенства клириков в сфере тайнодействия: только епископ, например, может совершать хиротонии и только монах
        Кроме того, каноническое право во всей его совокупности – не продукт правотворчества некоей церковной «элиты» (даже если рассматривать в этом смысле варианты уставных документов и нормативные акты Поместных Церквей – томосы, оросы, послания, указы и т.п., которые, однако, являются местными каноническими нормами, не распространяясь на Вселенскую Церковь), а результат соборного осмысления и общей рецепции всеми членами Церкви тех истин Писания, которые признаются всеобщими для «церковных людей», и регулируют не только правоотношения внутри общины, но и ее связи с внешним миром.
        В связи с изложенным представляется, что попытки определить каноническое право как разновидность корпоративного права можно рассматривать как вариант модернизаторского подхода к исследуемому явлению, который, как известно, предполагает не только искусственное «осовременивание» объекта исследования и подгонку его под некоторые
научные или идеологические клише, но и способ наложить на объективное явление собственные представления автора касательно его сущности, далеко не всегда связанные с его реальными характеристиками.
 

Наверх

www.webmoney.ru Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru Студенческий Маяк © 2010 - 2012   ИП Каминская О.В. ОГРНИП 310774602801230
При использовании материалов активная ссылка на StudMayak.ru обязательна.